museum1.jpg

Классификация этнографических источников

http://megaobuchalka.ru/1/21835.html

 В историческом источниковедении в качестве критерия классификации источников предложен "способ кодирования" информации. Информация может сохраняться и передаваться в различных кодовых системах – письменной и устной, изображениях, предметах, поведенческих актах и др. В этом смысле тот или иной способ кодирования, кодовая система – это отдельный тип источника, используемый в научных исследованиях. В соответствии с этим критерием можно классифицировать и этнографические источники, выделив следующие их типы.

1. Полевые этнографические источники разного вида – письменный текст (записи интервью, наблюдений и др.), аудиозапись, видеозапись, фотография, рисунок, план и чертеж, вещевая коллекция. При этом следует особо подчеркнуть, что все виды нетекстовых этнографических материалов обязательно сопровождаются текстовыми записями – "легендами", комментариями и др. Полевые источники – "ведомство" этнографии, которая их создает, обрабатывает и хранит.

2. Письменные источники разных видов: законодательные источники, актовые материалы, материалы делопроизводства, статистика, периодическая печать, документы личного происхождения (мемуары, дневники, переписка), летописные материалы, литературные памятники, нарративные (повествовательные) источники. Этот тип источников трудно приписать к одному из научных "ведомств", их критически обрабатывают и используют различные гуманитарные науки.

 

3. Аудиовизуальные источники – изобразительные источники (фотодокументы и другие виды изображений), аудиодокументы, кино и видеодокументы – также "межведомственные", из "общего фонда" различных наук.

4. Археологические источники – "ведомство" археологии.

5. Антропологические источники – "ведомство" физической антропологии.

6. Лингвистические источники – преимущественное "ведомство" лингвистики.

7. Фольклорные источники – преимущественное "ведомство" фольклористики.

Полевое исследование, или этнографическую экспедицию, называют также "методом непосредственного наблюдения", имея в виду, что этнограф-исследователь вступает в прямое взаимодействие, общение с изучаемой культурой, сообществом и отдельными его представителями. "Метод непосредственного наблюдения" реализуется в таких формах, как интервью, наблюдение за жизнью изучаемого сообщества и участие в этой жизни самого исследователя. В ходе полевого исследования, реализации "метода непосредственного наблюдения", формируется этнографический источник в различных его формах – текстовой (письменная и устная разновидности), изобразительной (рисунки, планы, чертежи, фото, кино, видео) и вещевой.

Поскольку полевые источники формируются в ходе реализации "метода непосредственного наблюдения" важнейшим фактором, определяющим их особенности, является фактор самого наблюдателя, исследователя, т.е. его исследовательских задач и установок, методических приемов, научно-экспедиционного опыта, и, наконец, – его личностных характеристик (пол, возраст, национальность и др.). Так, например, в большинстве случаев для этнографа-мужчины будет весьма проблематичен сбор информации по "родильной обрядности", а для этнографа-женщины – по "промысловым обрядам". Учесть фактор исследователя, наблюдателя и собирателя, выявить максимум информации о нем – значит сделать важный шаг в понимании и критике совокупности "созданных" им полевых материалов.

Большое значение при оценке полевого источника имеет информация о конкретной полевой ситуации, в которой он был создан. Важно иметь информацию о типе экспедиционного исследования (стационарный, маршрутный и др.), его длительности и локализации, способах сбора материала, статусе этнографа, особенностях взаимодействия исследователя и изучаемого сообщества и его отдельных представителей. Многие современные исследователи, представляя свои полевые материалы, сопровождают их развернутым комментарием относительно экспедиционного контекста – того, как собиралась информация, как проходило вхождение собирателя в жизнь изучаемого сообщества и последующее взаимодействие, каковы были цели, задачи и приемы полевого исследования, т.е. вводят в свою исследовательскую "кухню". Подобного рода рефлексия помогает самому этнографу в последующем анализе собранного им полевого материала и позволяет другим исследователем адекватно оценить и использовать в научных построениях этот этнографический источник.

Большая значимость личности этнографа и связанный с этим элемент субъективности в отношении получаемых материалов, влияние на итоговый источник конкретной полевой ситуации, часто уникального и невоспроизводимого экспедиционного контекста приводит иногда к известному пессимизму в отношении этнографии и сомнению в статусе научности этой дисциплины. Впрочем, надо учитывать, что личностная активность исследователя, фактор его научной и человеческой индивидуальности в итоговом научном результате – родовая особенность всех гуманитарных наук. И этнографии как отрасли гуманитарного знания это в полной мере присуще. Надо только понимать и учитывать тот очевидный факт, что полевые этнографические источники и итоговый этнографический текст – не просто некий "объективный" слепок, копия с реальности, а результат взаимодействия этнографа, всех его профессиональных и личностных свойств, исследовательских установок и методик с изучаемой действительностью – этнической культурой, локальным сообществом и его отдельными представителями.

Как правило, бо́льшую часть экспедиционного материала составляют данные, полученные от информантов в ходе интервью и бесед. Информанты, представители изучаемого сообщества, могут иметь различный индивидуальный опыт проживания в данной культуре и социуме. Пол, возраст, социальный и имущественный статус, индивидуальные характеристики, особенности биографии, установка по отношению к этнографу и его целям накладывают свой отпечаток на тот образ культуры и социума, который информант преподносит исследователю в ходе их взаимодействия. И сам этнограф для анализа и использования своего экспедиционного материала и другие исследователи, обращающиеся к этим материалам как этнографическому источнику, нуждаются в максимально полных и всесторонних сведениях об информантах. Это позволяет адекватно понять полученные от них сведения, правильно их оценить, увидеть информационные достоинства и недостатки.

Полевые этнографические материалы, как правило, очень детальны и подробны. Этнограф стремится тщательно зафиксировать все, что касается интересующего его сюжета. Но неизбежной обратной стороной этого качества этнографических источников является ограниченность полученной информации достаточно узким пространством (как правило, относительно небольшим локусом – поселением или группой соседних поселений) и относительно небольшим временным диапазоном. Даже маршрутные формы экспедиции дают достаточно локальный материал. К тому же традиционные культуры, как правило, пространственно очень вариативны. Все это надо иметь в виду при использовании и обработке материалов этнографических исследований. Недопустимо, например, некритично экстраполировать данные, полученные при исследовании локального сообщества, на этническую группу или регион в целом.

Этнографы, осознавая эту "родовую" пространственно-временную ограниченность этнографических источников, разработали различные способы ее нивелирования и преодоления. Так, при наличии достаточных ресурсов может формироваться сеть исследовательских групп, работающая по единой методике в разных локусах крупного этнического массива. Такой метод, в частности, применили индийские антропологи в рамках масштабного проекта "People of India", осуществлявшегося в 1990-е гг. Несколько сотен исследователей изучали различные этнические, кастовые, племенные общности страны по единой программе. В результате в достаточно короткий срок был собран огромный и сопоставимый этнографический материал, охватывающий все регионы страны. Эффективным преодолением локальной ограниченности полевых этнографических материалов служит также сочетание в одном исследовании массовых анкетных методик с классическим этнографическим "вживанием", тщательными наблюдениями и неторопливыми опросами-беседами с информантами. Тем самым сопоставление источников, полученных разными методами, позволяет более адекватно проанализировать вариативность культуры и социума крупного этнического массива. Для преодоления хронологической узости и получения разновременных материалов проводятся в одном и том же локусе повторные исследования через определенные отрезки времени. Тем самым, благодаря нескольким временным срезам изучаемой реальности, перепроверяется полученная информация, явления исследуются в динамике. Все эти приемы и методики позволяют получить в итоге более качественный этнографический источник.

Разные методы сбора полевой информации и разные способы се фиксации позволяют получить разные виды этнографических материалов, источников информации для последующего изучения, анализа и построения моделей этнической реальности. Наблюдения, текстовые записи интервью, описания различных сторон жизни изучаемого сообщества, выписки из местных документов (личных, семейных, органов самоуправления, государственных органов – отделов статистики, бюро ЗАГС, хозяйственных организаций и др.) фиксируются обычно в текстовых документах – полевых дневниках, тетрадях полевых записей. Эта одна из традиционных и основных разновидностей полевого этнографического источника. В XX в. постепенно внедрялись методы аудиофиксации интервью с информантами и различных событий жизни изучаемого сообщества. Технология фиксации аудиоматериала эволюционировала от фонографа с восковым валиком до цифровых устройств и соответствующих носителей. Текстовые и аудиоматериалы, собранные в рамках одного экспедиционного исследования, образуют целостные текстовые и аудиоколлекции. Первичная камеральная обработка текстовых и аудиоисточников заключается в расшифровке и тематическом индексировании.

Важнейшим дополнением к текстовому этнографическому материалу являются различные визуальные полевые источники. Традиционными являются такие способы фиксации, как рисунок, план, чертеж, фиксирующие структуру поселения, отдельные объекты культуры и различные культурные комплексы. Со второй половины XIX в. этнографы вводят методы фотофиксации этнографической реальности. Фотография становится одной из важнейших разновидностей полевого материала. С конца XIX в. проводятся первые опыты фиксации этнографической информации с помощью кино. В последние десятилетия аудиовизуальные материалы стали одним из ведущих способов этнографического исследования и создания полевого источника. Аналогично текстовым материалам, совокупности нетекстовых материалов одной экспедиции образуют соответствующие коллекции: изобразительные, фотоколлекции, коллекции видеосюжетов. В ходе полевого исследования этнограф формирует еще один вид этнографического источника – вещевую коллекцию, которая впоследствии передается в музей как специализированное хранилище такого рода источников.

Как было отмечено выше, нетекстовый этнографический материал (изобразительный, вещевой) всегда должен сопровождаться текстами, текстовыми комментариями, "легендами". Их отсутствие резко снижает информативные качества нетекстовых материалов, вплоть до полной их бесполезности для исследовательских целей. Качество тестовых комментариев, "легенд" – один из важнейших критериев источниковедческой оценки визуальных и вещевых этнографических источников.

По итогам полевого исследования, на основании собранных в экспедиции полевых этнографических источников этнограф формирует этнографический отчет. Отчет можно назвать этнографическим источником "второго уровня" по отношению к первичным данным, формируемым непосредственно в ходе полевого исследования. В отчете группируются и обобщаются собранные данные, сопоставляются материалы разного вида, осуществляется первичный анализ полевой информации. Таким образом, материалы одной этнографической экспедиции являются взаимосвязанной совокупностью текстовых, изобразительных, фото, видео и вещевых коллекций и итогового полевого отчета. В последующей архивации этой совокупности важно сохранить связи между коллекциями разного типа, установить своего рода перекрестные ссылки между отдельными материалами. Это обеспечит информационную целостность коллекций одной экспедиции при хранении их в крупных этнографических хранилищах и облегчит пользование ими как этнографическим источником в дальнейших исследованиях. Наличие внутренних связей в коллекциях одной экспедиции – один из критериев оценки качества полевых источников.

Письменные источники

Под "письменными источниками" в этнографии принято понимать тексты разного вида и происхождения, которые созданы вне сферы профессиональной этнографии, но содержащие информацию, значимую для этнографического исследования. Привлечение письменных источников позволяет расширить временные и пространственные рамки этнографического исследования, поместить полевые экспедиционные материалы в более широкий исторический и социальный контекст, дополнить и перепроверить их.

Особенно важны для этнографа разного вида нарративные (повествовательные) источники. Еще до формирования профессиональной этнографии огромное количество сведений этнографического характера содержалось в сочинениях путешественников, мореплавателей, торговцев, миссионеров, дипломатов, колониальных чиновников, военных, ученых-естествоиспытателей, медиков, литераторов и других лиц, посещавших и описывавших другие народы и культуры. К числу нарративных источников можно отнести и источники личного происхождения – дневники и воспоминания, которые часто содержат важную информацию как об этнической и социокультурной среде самого автора такого сочинения, так и о других культурах. При использовании всех этих материалов в этнографическом исследовании необходимо применять стандартные методы источниковедческой критики, разработанные в исторических науках. Необходимо, в частности, собрать и учесть информацию об авторе/авторах сочинения, определить цели его нахождения в среде описываемой этнической или субкультурной группы, выяснить конкретные обстоятельства его контактов с представителями этой группы.

Важным подспорьем в этнографическом исследовании являются источники статистического учета, как системы сбора, обработки и анализа информации, характеризующей массовые явления и процессы в жизни общества и функционировании хозяйственной системы. Статистический учет, как правило, организуется органами власти разного уровня и ведомственной принадлежности и используется ими для управления и принятия управленческих решений.

Особенно важными для этнографа являются материалы демографической статистики – данные о численности, структуре, размещении, естественном и механическом движении населения. Демографические данные отражены как в документах текущего учета, так и в материалах переписей населения. Хотя учет населения и фиксация различных его характеристик возникли еще в древних государствах, полноценные переписи в разных странах мира стали проводиться с конца XVIII – начала XIX в. Национальные переписи населения позволяют получить массовую информацию по этническому, языковому, религиозному, профессиональному, половозрастному, семейному составу населения, о его размещении, миграциях. При всем этом программы разных национальных переписей могут различаться. Первичные и обобщенные материалы переписи могут использоваться этнографом при изучении таких этнографических сюжетов, как численность и структура семьи, особенности расселения, поселенческая структура, численность и размещение этнических и этноязыковых групп, межэтнические контакты, миграции, структура хозяйственной деятельности, особенности материальной культуры и др. Использование материалов переписей за разные временные периоды позволяет изучать эти характеристики в динамике.

Для проведения этнографических исследований этнографы активно привлекают документацию правительственных обследований. С целью сбора и анализа различного рода сведений правительства разных стран осуществляли и осуществляют тематические обследования своих стран, отдельных регионов и групп населения. Эти обследования могут иметь различные цели и программы, аккумулировать как количественные, так и качественные (описательные) данные. Как правило, эти обследования проводятся не с собственно научными целями, а для решения конкретных прикладных задач государственного управления. Для сбора материала могут привлекаться как чиновники, так и ученые, в том числе этнографы. Такие целевые и тематические обследования являются важным дополнением к системе статистического учета.

Определенное значение для этнографии имеет еще одна категория письменных источников – актовые источники. Под актовыми источниками понимают все тексты, выполняющие функцию документов. В более узком смысле – это документы сделочного, договорного характера. В отличие от нарративного источника, который описывает некоторое историческое событие или явление, акт сам является событием, некоторым действием, меняющим ситуацию. В этом смысле акты считаются более объективным источником, чем повествовательные материалы. Акты делятся на публично-правовые (документы, связанные с деятельностью власти), частные (документы, фиксирующие отношения между частными лицами) и частно-публичные (документы, связанные с отношениями частного лица и властных структур). Для этнографии наибольшее значение имеют две последние категории. В частности, этнограф может извлечь важную информацию из таких типов документов как завещания, акты о разделах дворохозяйств и имущества, купчие, меновые, закладные, челобитные, жалобы, приговоры общинных сходов и т.п. Для анализа актового источника важным является понятие "формуляра". Формуляр – это устойчивая структура актов определенного типа. Актовый материал зачастую является массовым источником. Поэтому для его обработки применяются соответствующие методы: создание электронных баз данных, методы выборочного обследования.

Визуальные источники

До профессиональной полевой этнографии и вне ее создавалось и создается значительное количество визуального материала (фотографий, рисунков, планов и чертежей), которые содержат массу важной для этнографии информации. При соответствующем критическом анализе этот материал может быть использован как дополнительный в этнографическом исследовании. Этнографу, необходимо знать о существующих коллекциях, собраниях визуального материала, отражающих историю, культуру и быт интересующего его историко-культурного региона или этнической группы.

Особенно важны для этнографии фотографические коллекции. Фактически с периода возникновения соответствующих технологий, фотографы фиксировали значительное количество сюжетов этнографического, культурно-бытового характера. В качестве примеров крупнейших коллекций фотографий, созданных в нашей стране вне профессиональной этнографии, но содержащих этнографическую информацию, можно назвать следующие: "Туркестанский альбом" – собрание фотографий, созданное в начале 1870-х гг. под руководством А. Л. Куна и отражающее все стороны культуры и быта народов Средней Азии; фотографические коллекции В. А. Каррика, где отразилась жизнь, быт и культура населения различных губерний России, Санкт-Петербурга и Финляндии; фотографический "Альбом костюмов России", созданный в 1870-х гг. по заказу военного ведомства с целью получения информации для разработки новой военной формы для низших армейских чинов и содержащий фотографии крестьян разных губерний и этнических групп России в повседневной народной одежде; коллекции фотографий С. М. Прокудина-Горского начала XX в., запечатлевшие с помощью оригинальной технологии, в цвете, виды и бытовые сцены в различных местностях России. При источниковедческом анализе фотографического материала важно осуществить максимально точную атрибуцию изображения – место, время, авторство съемки, определить жанр фотографии, проанализировать ее содержание.

Из других типов визуального материала для этнографии важны рисунки, которые часто иллюстрируют повествовательные тексты, картографический материал, орнамент, знаки собственности и др. Сопоставление визуального источника с иными материалами – полевыми этнографическими записями, письменными данными – позволяет получить более адекватное представление об отдельных аспектах этнокультурной реальности.