hudkraev2.jpg

757575   Иволгина Лера. От какой земли мы дети.

   Этнографические зарисовки из экспедиций

    Научный руководитель Немцева Л.Н.

 

 Зарисовка 1. Саморядово.

Архивная запись из экспедиции в с.Саморядово 2004 г. от М. А. И. :

«Какая же это радость, когда папаша, нарочито грозно, гонит из хаты танцевать! А потом целых два часа мать уряжает у праздничные наряды, а бабушка придирчиво осматривает. Ить сегодня танок! На лугу у речки соберётся молодёжь из соседних сёл, придут все, даже старики! А я буду растанцовывать! Это особая честь, ведь не каждая сумеет правильно вывести фигуру из трёхсот парней и девушек да ещё с рушниками… Ну, вот и одели! Хороша!.. Бабушка открывает сундук, не спеша достаёт древний узорный рушник, подаёт мне.

На улице много народу. Большими семьями идут за село. Издали послышалась таношная:

- Ох, да во полюшке липушка,

Ой, да под липкою, под липкой зелён ковёр…

Это из Чёрного Олеха идут. И нам надо зачинать...

Змейка за змейкой стекались на луг олешане, бирюковские, козырёвские. Вон из Махова Колодезя показались! А ведёт их Тимка Бересов: он и первый работник, и танцор первый… Стыдно перед таким опростоволоситься. Ну ничего, наши саморядовские тоже всегда на виду.

- Пошли! Пошли! – закричали самые нетерпеливые.

И пошёл танок!.. Яркие узорные рушники взвились ввысь и поплыли над головами. А за ними, словно живая река, кружились люди. Будя землю каблучками сапожек, мы вступили у первый круг. Сначала медленно, потом всё быстрее и быстрее двигались танцующие. Вот уже ритм стал такой, что и музыкантов не слышно! А дальше… В каком-то удивительном единении со всей Землёй, со стоящими тесным кольцом по буграм сельчанами, с хатами, с полями и облаками, мы двигаемся в хороводе. Единение! .. Тут снова выбросились к небу, словно птицы, рушники, расправились вширь, потянулись к середине… И огромное, бело-красное, рукотворное солнце закружилось на нашем лугу: пусть Бог смотрит и поможет в тяжёлой работе. А вечером ткала рушник. И узор сложился, как три таношных круга у нас на лугу».

 

Зарисовка 2. Плёхово.

 

Архивная запись 1998 г. из экспедиции в с.Плёхово Суджанского района.

"Заб-ны играли свадьбу. За сына Герасима брали Татьяну К-ву. Столетние старушки высыпали на завалинку и вспоминали вчерашний день.

- Сам – весёлый, голосистый. Вон у жнива как запел на поле – побросали всё, слушали. Ни одна девка ему наперекор не вытянет. А сама-то - мастерица редкая. Видела сколько сундуков везли? Ну, то-то!

- А, говорят, вчера три лавки сломали, как танцевали…

- Три? Я слыхала – пять! Хорошая свадьба, ничего не скажешь…

 -  Глянь, вон уже позывать идут!

 Послышалась скрипка, зафьюкали кугикальщины… Какая ж свадьба без «Тимони»?

 - Тимоня, Тимонюшка,

 Кущирявая галовушка,

 А што ш ты ни женисси?

 На што ш ты надеишси?

 Пёстрая, нарядная толпа плыла по улице. У каждого танцующего на шее красовался рушник. Выхваляясь, показывая всему селу рукоделье молодой, несли приданое.

                                                   - Ах, девки нарядныя,

 Маи ненаглядныя,

 Помадами мажутся,

 Красивыми кажутся…-

 кружили перед девушками парни.

                                                   - Задумал Тимоня жаниться,

 Поехал Тимоня в Бялицу

 Куда ж табе щерти носили,

 Мы ба табе дома жанили!

 – наступали девушки.

 Шелест шёлковых шубок, мельканье жаровых поясов, золото кукошников и цветы на шляпах парней… Людской поток казался единым живым организмом. Позывальщики скрылись за поворотом, но песню не унесли – весёлый перепляс ещё долго кружил по улицам села. Это Плёхово играло свадьбу»...

 

 Зарисовка 3. Черный Олех

 В хате М. А. И. мы видели рушник, предназначенный специально для мужчин, участвующих в церемонии сватанья: пестрядинный, с орнаментом из черно-зеленых мужских фигурок и ритуальную скатерть «на честь»:

 «Вот и нагрянули нежданно-негаданно сваты. В хате пять девок – одна не хуже другой. Какую смотреть будут?

 Пока дочери носились от стола в сенцы, Илья Кузьмич сидел и размышлял:

 - Настасью? Марию? Уже выросли, пора… В хорошую семью почему ж не отдать. А у М-вых достаток, Егор – последний сын, ему в отцовском наследстве жить. Молодая придёт на всё готовое…

 Гости уж на пороге. Первым зашёл дед Фёдор– знаток старых законов. Он, как положено, поставил кол с сучком у порога. Слово за слово, и разговор пошёл. Хозяйка незаметно мигнула мужу – стол готов, приглашай в горницу. Илья Кузьмич горд: всё успели дочки. Поверх длинного стола с угощеньем лежал новенький столешник, щедро затканный невиданными красными узорами. Сваты ахнули – красота! Агриппина, средняя дочь, важно, степенно сняла двенадцатиметровую скатерть, прозванную в селе «на честь». По ней судили о женщинах дома - каким мастерством владели. Дед Фёдор начал с поклоном:

 - Коль на честь стол, знать и мы честью просим. Ариппине Ильиничне - наше уваженье.

 Хозяин с хозяйкой переглянулись: ещё две старшие незамужние, а они про Гриппу…

 - Не, наша Гриппа ещё не собрана, ей рано. Ей ещё в куклы играть…

 - Уж как в куклы, когда пора, - не унимались сваты»

 … Прошло шестьдесят лет с того октябрьского вечера, а Агриппина Ильинична помнит всё: как отец упирался, как мама украдкой плакала, как сватья уговаривала, как Егор смотрел… Только и пожили с ним шесть месяцев, а потом война… Не вернулся Егор с фронта, пропал без вести где-то под Валдаем. Всю жизнь берегла как великую память ту скатерть с узорочьем старинным и рушник, что рукобитье скрепил…

 

Зарисовка 4. Праздник у Ванидоры. Солнцевский район

Воспоминания И. Т. В. о традициях в семье бабушки Ванидоры Ч-вой:

«Большая семья собралась в отчем доме. Хлопотали у плиты дочери и невестки, громко смеялись во дворе мужики, сновали туда-сюда правнуки…

Отставленная на сегодня от хозяйства, бабушка всматривалась в родные лица:

- Наконец-то в хате нет тишины, от какой оглохнуть можно. Вот и за столом еле поместились… Есть о чём поговорить, что вспомнить… Помянули родителей… Вспомнили, как в маленькой хате на Троицу вкусно пахло полевыми цветами и соком от кленовых разлапистых веток – ничего краше и праздничней в жизни больше не было… Какой эта детвора вырастет? Вон, по землице всё лето босиком уже не бегают. И в траву высокую не падают, не смотрят в чистое небо и не считают облака… Одно слово – обделённые…

По коленям сидящих за столом раскатился длинный рушник, дабы уберечь костюмы от неожиданных пятен. Его бабушка всегда доставала, когда дети съезжались. Маленький правнук потянулся к ярким узорам.

Бабушка Ванидора остановила взгляд на малыше, подумала и приказала:

- Ольга, достань салфетки с магазина! Собери рушник! Сундук раскрой! Мы малым покажем красоту. Пусть помнят от какой земли они дети»…

 

 

 

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить