tur-01.jpg

Короткие истории. Родные лица (работа 2006 г. по родословию)

 

 

 Автор работы: Иволгина В., 15 лет, воспитанница Творческого Объединения "Славяне" 

Руководитель: Немцева Л.Н., руководитель музея-мастерской ДТО «Славяне»

_________________________________________________________________________________

 

Короткие истории… Родные лица…

 

(небольшое путешествие по домашнему музею)

 

Цветок засохший, бездуханный

Забытый в книге вижу я;

И вот уже мечтою странной

Душа наполнилась моя:

Где цвёл? когда? какой весною?

И долго ль цвёл? и сорван кем,

Чужой, знакомою ль рукою?

И положен сюда зачем?..

А.Пушкин

 

Моя мама всегда бережно хранила большую расписную шкатулку. И я, сколько себя помню, всегда думала, что там спрятаны неисчислимые сокровища. Но в ней собран наш семейный архив. И о многих родственниках в нашем архиве есть информация: сохранена фотография, пожелтевшее письмо или открытка, наградной лист или грамота, а то и просто клочок бумаги с адресом.

Интерес к изучению родословной у меня появился совсем недавно. А началось всё с обычной старой мельхиоровой ложки, которую я нашла у мамы в буфете, – солдатской ложки прадеда Ивана.

Чуть позже бабушка Марина Иосифовна стала рассказывать удивительные истории о предках, о которых мне никогда не приходилось даже слышать. А прадедушка Пётр Герасимович вдруг поговорил со мной о войне серьёзно, как с равным взрослой… Оказалось, что я совсем мало знаю о своей семье.

 

И я поставила для себя цель: составить родословную моей семьи.

Для этого мне нужно решить следующие задачи:

- найти и систематизировать информацию о родных - дальних и близких;

- записать от родственников воспоминания и легенды семьи;

  • пополнить семейный архив новыми документами;

  • составить генеалогическое древо.

Чтобы написать родословную, мне необходимо было

  • встретиться или наладить переписку с родными из Томской, Кировской, Белгородской, Омской, Московской и Курской областей, г. Рязани, г.Ташкента;

  • получить копии и подлинники документов: фотографий, свидетельств, писем и др.;

  • проанализировать полученную информацию и

  • научиться составлять схемы родовых связей.

В моей работе я использовала устные рассказы родственников, материалы архивов Доренского П.Г.(с.Зуевка), семьи Иволгиных (г.Рыльск и пос.Селекционный), Степанова Л.И.(г.Томск), семьи Соклаковых (пос.Солнцево, г.Курск) и Доренской В.И. (г.Ст.Оскол), а также семейный архив моей семьи.

Семья моя маленькая - папа, мама и я. Но кто я и откуда – вопрос для меня очень важный.

Судьбы восьми русских родов сложно связались тугим узлом в ХХ веке. История моей семьи складывалась из житейской мудрости простого рода курских крестьян Чуйковых, безоглядного служения России дворян Новиченко, пролетарской непримиримости семьи Доренских, всепрощения купцов Гридасовых… Сложные отношения между людьми и разное социальное происхождение моих предков всегда сглаживала и мирила Любовь. Ведь старшие, вспоминая о былом, часто заканчивали рассказ словами: «Вот и полюбил он её за красоту…» или «И вышла она замуж по великой любви...»

Сколько удивительных семейных историй о родных было рассказано за последний год! Сколько глубоко хранимых семейных тайн, о которых впервые громко сказали, было приоткрыто!.. Теперь я убеждена: Россия держится не только на силе и героизме мужчин, но и на преданности женщин, которые сохранили Веру и Надежду в лихие для страны годы. Мужчины моего рода всегда были смелыми, уверенными в себе, но как благородны и духовно богаты были наши женщины!..

Я вынимаю из шкатулки и раскладываю на столе семейные реликвии. И передо мной предстаёт история моей великой России в родных лицах.

Итак, добро пожаловать в путешествие по моему музею!

 

Экспозиция первая_________________________

НОВИЧЕНКО и СТЕПАНОВЫ

 

Вот две фотографии. Им нет цены: это единственные сохранившиеся изображения моих прапрадеда Афанасия и моей прапрабабушки Татьяны Никитичны (фото №1, 2). На старинном дагерротипе запечатлен красивый, гордый человек: на мундире орден Анны, цепь – символ административной власти. Его жена мало похожа на светскую даму - скромная, но волевая женщина. О них известно очень мало: Афанасий – действительный статский советник, царский чиновник. Он жил с семьёй в Ковельской губернии, на границе с Польшей. Где служил – неизвестно. В семье до самых последних лет о прапрадеде-дворянине даже не упоминали, ведь это семейная тайна, свято хранимая потомками, чтобы выжить. Поэтому утеряна даже родовая фамилия – целый век её не произносили вслух, стараясь детям лишнего не рассказывать.

Потомки Афанасия, проживающие в Томске, передали мне чудом сохранившийся архив семьи, а, вернее, несколько копий документов, среди которых фотографии прапрадеда, его жены Татьяны Никитичны, сына Петра (фото №3, 3а) и дочери Полины (фото №4).

Я поражена была сходством Петра Афанасьевича с моим папой (фото №34): через четыре поколения узнаваемы родные черты лица!..

Моя прабабушка Ульяна Тарасовна, внучка Афанасия, рассказывала своим детям1: «Своего сына Афанасий отправил учиться в Германию, после революции он оттуда не вернулся. Когда власть разделилась на «красных» и «белых», Афанасию некуда было деваться: его преследовали и те, и другие. Он решил уехать к сыну. Жена его Татьяна Никитична боялась бросить в России семью дочери Полины и осталась. Они надеялись не потерять ни сына, ни дочь, сохранить семейные связи. Своё состояние Афанасий закопал до лучших времён: деньги, бумаги, веши, дневники, а где именно лежит этот драгоценный клад никто не знает. Никто не знает так же, смог ли он выбраться из России – от него никогда с тех пор не было вестей».

Так по семье моего прапрадеда прошлась революция: поставила перед выбором, разделила родных людей.

Полина, дочь Афанасия, прожила трудную жизнь. На балу в Ковеле её, шестнадцатилетнюю красавицу, увидел офицер царской армии Тарас Михайлович Новиченко (фото №5, 5а). Его направляют служить в Томск, и он уезжает туда уже с молодой женой Полиной Афанасьевной. У них родились три дочки: Ульяна, Фёкла и Анастасия.

С фотографии на меня смотрит мой прапрадед. На гимнастёрке два солдатских Георгия – знаки доблести и храбрости воина, не штабиста.

В 1918 в Сибирь пришел Александр Васильевич Колчак. Он становится Верховным правителем России. В 1919 г. проводится всеобщая мобилизация, поставившая под ружьё 400 тыс. человек2. По воспоминаниям родных, колчаковцы свирепствовали так, что всех пойманных военных и их семьи вешали на столбах вдоль дорог. Этим он запугивал остальных людей, чтобы они не перешли на сторону «красных».

Тарас Михайлович перевозит семью подальше от разбушевавшихся колчаковцев. Они уезжают из Томска в село Ново-Рождественка3. Там Тарас оставляет жену и дочек, а сам возвращается на службу. Его полк переходит на сторону Советов. Там же воевал и его брат (фото №6).

В деревне жители не сразу привыкли к новой жительнице. Среди крестьян Полина была богатая горожанка, поэтому у нее было много завистников. Но добрые люди учили ее вести хозяйство, первое время помогали по дому. Так дворянка Полина Афанасьевна стала крестьянкой Пелагеей Афанасьевной. Вскоре колчаковцы приходят в Ново-Рождественку. Опросив жителей, они узнали, что в деревне новая семья. В поисках мужа они перевернули весь дом Полины-Пелагеи, в то время как Тарас лежал раненый в госпитале.

Тарас Михайлович всё больше разубеждался и в «белой», и в «красной» правоте: он воевал и за тех, и за других, и нигде правды не нашёл. После ранения он не вернулся в полк и пришёл домой. Но его «красные» считали тоже предателем, объявили врагом. И Тарас ушёл в тайгу, вырыл там землянку. В землянке он скрывался долго, но простудился и получил воспаление легких. Вакцины на лечение этой болезни тогда еще не создали, и Тарас знал: смерть была неизбежна. Он провёл последние месяцы вдали от семьи, чтоб не навредить ей. До родных дошли последние вести от Тараса Михайловича: «Мне всё равно кто я: красный или белый? Я честно служу своей Родине! Я служу своему Отечеству!»

Татьяна Никитична, простившись с Афанасием, переехала к дочери в Ново-Рождественку. О тех страшных 20-х и 30-х годах в семье вспоминать не любят.

Полина-Пелагея выжила сама и сохранила детей. Дочери Тараса и Полины вышли замуж и осели в ставшем родным селе, образовав на родословном дворянском древе Новиченко многочисленные крестьянские веточки. Их потомками, а, значит, и моими, можно по праву гордиться.

 

Степановы всегда жили в селе Ново-Рождественка. Степанов Иосиф Кириллович, мой прадед, из простой крестьянской семьи (фото №8, 8а). Иосиф знал Ульяну Новиченко (фото №7) с детства и женился на ней в конце 1928 года. В 1941-м он ушел на войну, оставив семерых детей и жену.

Во время Великой Отечественной войны Татьяна Никитична переехала к своей внучке Ульяне, чтобы помочь с воспитанием любимых правнуков - Алексея, Евдокии, Варвары, Валентины, Надежды, Галины. Самой младшей в семье была моя бабушка Марина Иосифовна. Ульяна работала в колхозе, всеми силами растила хлеб для фронта и ждала мужа Иосифа.

Иосиф Кириллович получил на войне тринадцать осколков. Двенадцать из него вынули, а тринадцатый так и остался на всю жизнь под сердцем. Недаром число тринадцать называют проклятым числом, или «чертовой дюжиной» - хирурги отказались вынимать его, боясь только ухудшить положение. Один из врачей завернул осколки в марлю, протянул Иосифу и сказал: «Увези эти осколки с собой. Покажешь детям! Ты выжил только чудом!»

Его выписали из госпиталя и дали две недели отпуска. Он поехал домой поездом, но от остановки до его дома нужно было идти двенадцать километров с тяжеленным рюкзаком за плечами. Была зима, лютая стужа… От напряжения и тяжести у прадеда разошлись все швы на спине. Он пришёл домой весь замерзший, одежда мокрая, пропитанная кровью. Он целый месяц пролежал дома, не вставая с кровати. А под кроватью стоял таз, куда стекала кровь. Родные вспоминали4: «Врачей в селе не было – всех отправили на фронт. Обратиться за помощью было не к кому, поэтому приходить на помощь знахарки и соседей, которые советовали, чем лечиться. Как раны затянулись, сельчане его хотели оставить председателем колхоза, так как ему нельзя было идти на войну. Но председателем стал еврей, который подкупил чиновников в колхозе и военкомате. Полуживого Иосифа снова отправили на войну и сказали: «Иди! Может, где нибудь пригодишься!»

Весной 1945-го он вернулся домой. Степанов Иосиф Кириллович в 82 года умер от сердца: осколок, который остался, сыграл роковую роль для прадеда.

Крестьянская семья Степановых – пример мужества и человечности. Каждый мужчина воевал за Родину и свою семью. Житейской мудрости и неравнодушия было у всех много5.

Моя бабушка Степанова Марина Иосифовна родилась в 1941 году в Томской области перед самой войной. В годы репрессий многие семьи свято хранили тайну своего происхождения. Даже когда деятельность храмов была не запрещена, членам семьи партийных работников приходилось скрывать свои «корни», тайно проводили обряд святого крещения своих детей. Этот отголосок остался на многие годы. Мою маму в 70- е годы крестили тайно от её отца: воспитанный на идеях атеизма, он не позволял придерживаться обрядовых традиций православного христианина.

Марина Иосифовна вспоминала из своего детства: «В семье я была самая младшая. Лешка, мой старший брат (фото №9), и сёстры помогали маме по хозяйству: возили дрова за 25 км, складывали на зиму в сенях в несколько рядов. Также следили за хозяйством, возили зерно и сдавали на войну, а себе почти ничего не оставалось. Я и Галька, как все дети, были очень любопытные и частенько следили за старшими, что они делают, куда ходят.

Однажды мы подсмотрели за мамой: она прятала свёрток около печки. Когда мы остались в доме одни, пошли посмотреть, что там. Мы достали…, развернули…, а там … церковные книги в позолоченных переплётах, на замочках… Шкатулки с росписями разных апостолов. Такие шкатулки ценились дорого. Но больше всего нас привлекло внимание одна толстая книга в богатом золотом переплёте. Когда мы раскрыли её и увидели яркие картинки Иисуса Христа, церквей, с позолоченными куполами. Эти книги нам достались от деда Афанасия, ведь он был очень зажиточным дворянином. Но больше всего нас насторожило то, что, пролистав несколько страниц, мы увидели в книге вырезанный силуэт для пистолета. Мы были маленькие и не придали этому значения. Нас больше волновало то, что как это мама умудрилась испортить такую дорогую и ценную книгу. Но когда мы подросли, мама рассказала, что это Тарас Михайлович, её отец, пожертвовал книгой для того, чтобы спрятать своё оружие».

Сейчас бабушка Марина Иосифовна живёт в пос.Селекционный Льговском районе Курской области (фото №10).

 

Экспозиция вторая_____________________

ИВОЛГИНЫ и ШАМИНЫ

 

Иволгины. Я ношу красивую, певучую фамилию. А ведь так мало собрано материалов об этой моей семье. Очень трудно искать свои корни, когда они вырваны войной почти целиком. Род Иволгиных очень пострадал в прошедшую Великую Отечественную: многие погибли, а семейный архив не сохранился. Оставшиеся родственники рассеялись по всей территории бывшего Советского Союза.

Известно только, что предки Иволгиных из древнего курского города Рыльска. Дальние родственники семьи Иволгина Николая Григорьевича, моего прадеда, до сих пор живут в г.Рыльске. Я с папой ездила к ним. И в их архивах нашлись всего лишь две фотографии (фото №29, 30). Но ещё не все родственники опрошены, ещё можно найти следы предков, и в будущем обязательно найду эти корни. Я где-то читала, что уважающий себя человек знает о своих предках по прямой линии до пятого колена.

Это чудо - увидеть фотографию Иволгина Николая Григорьевича (фото №30), прадеда, погибшего на войне, - единственный документ, оставшийся от него. Перед самой войной он женился на Шаминой Анастасии Георгиевне (фото №32), а в конце 1941 года, когда он уже был на фронте, у него родился сын Валерий. Моего деда Валерия Николаевича (фото №31а) воспитал отчим, офицер, прекрасный человек - Горешанов Фёдор Степанович (фото №33). Прабабушка Анастасия сразу после войны вышла замуж во второй раз и связь с потомками семьи Иволгиных прервалась. Во втором браке у неё родились дочери Ольга и Галина.

Анастасия Георгиевна, моя прабабушка родилась в селе Семёново Рыльского уезда Курской губернии в крестьянской семье. Она всю жизнь прожила, воспитывая детей, внуков. Мой дедушка Валерий немногословен, не любит рассказывать о себе, но всегда вспоминает добрым словом отчима – то всё сделал для того, чтобы вырастить пасынка сыном.

В архивах семьи Иволгиных я нашла почти утраченную фотографию (фото №29, отмечен стрелкой) прадеда Валерия Николаевича (имя неизвестно) с группой военных в папахах и с крестами на груди. Я обязательно узнаю его историю.

 

Экспозиция третья______________________________

СОКЛАКОВЫ (Хлупкины),

ГРИДАСОВЫ (Дудкины)

и ДОРЕНСКИЕ

 

Село Зуевка Курской области6 – моё родовое «гнездо». Из этого села происходят две ветви моей родословной: Соклаковы (по подворью Хлупкины) и Соклаковы – Чуйковы (Потёмкины). Фамилии почти всех жителей Зуевки - Соклаковы - были созвучны, отчего происходила путаница. Потому предки, по русской крестьянской традиции, отличали семьи по подворью.

 

Прапрабабушка Соклакова Матрёна Васильевна родилась в 1905 году в купеческой семье «с хорошим достатком». Родители её, Гридасовы Василий Егорыч (по подворью из Дудкиных) и Мария Николаевна (из Хлупкиных), имели большой булочный магазин и постоялый двор. Сохранились воспоминания Марии Николаевны7: «Наш дом был среди немногих хороший, об двух этажах. Всего-то на селе три дома было8: наш Хлупкиных, Кузьмичёвых и Губеевых». Она была по матери из Карпухиных, что из Малой Зуевки. Её дед и отец торговали булками. Мария Николаевна считалась богатой наследницей: замуж её взяли с землёй. После смерти родителей Марии, муж Василий Егорыч наследную землю сдал в аренду.

Василий Егорыч9 часто перед постояльцами и гостями, хвалясь, заставлял красавицу-жену петь, иногда против её желания. А пела она отменно, ведь была певчей в церкви. Родилось у них восемнадцать детей, из которых выжили одиннадцать. И все выучились: среди них были офицеры, инженеры. Когда семью раскулачили, то забрали всё. Но семья приняла советскую власть и не стала держать обиду, а власти нужны были в то время «учёные специалисты» из Гридасовых. В годы оккупации немцы предлагали вернуть дом и земли обратно. Но Мария Николаевна ответила: «Дети за эту власть на фронте воюют, мне от вас ничего не надо». Прожила она 67 лет и в 1943 году умерла. Муж её Василий Егорыч умер ещё до войны, в 1940 году, прожив 62 года.

Их дочь, моя прабабушка, Матрёна Васильевна, вышла замуж за Соклакова Николая Никифоровича.

У родителей Николая - Соклаковых Никифора Сергеевича, батрака со двора помещиков Ховралёвых и его жены Натальи Илларионовны интересная и сложная судьба.

Никифор Ховраль родился в 1872 году. В двадцать семь лет решил жениться и присмотрел себе в жёны четырнадцатилетнюю сироту-батрачку барина Костенецкого из д. Большекняжевка Наталью (по подворью из Чинарёвых). Замуж девку не отдавали, потому как «не вышла возрастом». Но Ховраль упорно ждал. Сама Наталья вспоминала, что видеть его не могла: он ей казался грубым, страшным, губастым. «Когда возраст подошёл, дядька замуж плёткой гнал. Батюшка в церкви молитвы читает, а дядька плёткой по сапогу постукивает». Рассказывала Наталья Илларионовна10, что на слова батюшки «Да убоится жена мужа своего», тихо прошептала: «Ды не дюжа-то…»

Рассказывали, что когда ещё было крепостное право, прабабку Натальи Илларионовны привезли маленькой девочкой в лукошке из краёв неизвестных (вроде из Польши). А выменяли её за породистую гончую.

Мать Никифора Ховраля в наследство сыну не оставила ни клочка земли. Потому уехал он с молодой женой в Мариуполь и 35 лет проработал сталеваром. А Наталья варила еду на сорок душ. Заработав денег, они вернулись на родину, а на золотые монеты купили землю и хату в с.Зуевка.

Мой прапрадед Николай Никифорович, 1903 года рождения, с первых лет советской власти (с 1924 по 1934 гг.) был председателем образовавшегося колхоза «Искра»). Затем его «забрали работать замполитом на МТС», а с 1939 года «избрали предриком» - председателем райисполкома в г.Судже Курской области. В годы войны он служил в политчасти, воевал под Москвой и Сталинградом, «штурмовал» Одер (фото №12). В Берлине был назначен комендантом одной из улиц. Из армии вернулся майором и инвалидом 2-ой группы - на Одере сильно застудил лёгкие. Два ордена Отечественной войны, два ордена Красной Звезды и медали привёз домой. В 24-м году он и его жена Матрёна родили дочь Марию Николаевну, названную в честь красавицы-бабки, которая и воспитала внучку по причине того, что у родителей Маши отношения сложились совсем не хорошо.11

У Марии Николаевны (фото № 13 и 14), моей прабабушки, было пятеро детей. Она, как и её полная тёзка, пела прекрасно. Мария говорила своей внучке (моей маме): «Не надо быть красавицей. Надо уметь себя приподнести». Мой прадед Доренский Пётр Герасимович и Мария Николаевна поженились после войны. И ей очень трудно было удержать подле себя мужа, когда «после войны на одного мужика приходилось по три бабы». Но семья у неё была крепкой.

Род Доренских из зуевских крестьян. Хата-мазанка с земляным полом, окна, промерзающие зимой так, что невозможно было процарапать до стекла… В хозяйстве была лошадь, повозка, корова да 10 десятин земли, доставшихся по наследству от бабки.

Отец Петра, Герасим Никифорович Доренский (фото №11, 15, 16), родился в 1895 году. «Раз Герасимом назвали, значит, грачи уж прилетели, значит, в марте родился». Брат Герасима Захар погиб в Гражданскую войну. Осталось от многочисленной семьи Доренских Герасим и две его сестры. Герасим в первые годы советской власти был активным пропагандистом, членом правления колхоза «Искра» (фото №16). В 1929 году во время агитации «за колхоз» в с.Субботино Солнцевского района во время заседания в него стреляли из обреза, но промахнулись. В 1934 году Герасима избрали председателем колхоза (он сменил на этом посту будущего свата Соклакова Н.Н.).

Когда началась война, Герасим Никифорович был оставлен для организации подполья на территории Солнцевского и Пристенского районов. Полицаи сдали его и ещё 27 человек фашистам. Мой прапрадед был расстрелян 1 февраля 1943 года, за семь дней до освобождения Курска советскими войсками, в местечке Щетинка (фото №17, 17а). На памятнике высечено его имя.

Супруга Доренского Г.Н. Евдокия Антоновна (в девичестве Кутепова) была расстреляна 5 июля 1942 года у стен зуевской школы как жена коммуниста, а детей спрятали родственники.

Отец Евдокии, Кутепов Антон Алифанович, был человеком набожным и справедливым. Он служил батюшкой в церкви даже в оккупированном Солнцево.

Солнцево – большой посёлок. Его до тла сожгли фашисты зимой 1943 года, потому все документы сгорели. Моим родным даже метрики восстанавливали после войны. А фотографии Доренского Г.Н. сохранились благодаря упавшему на них шкафу: их подобрали соседи.

Доренский Пётр Герасимович, мой прадед, после освобождения района в 1943 году, добровольно, в возрасте 18 лет, сбежал на фронт с Первой Танковой Армией (фото №18). В 1944-м, под г.Казатин в Житомирской области, он был ранен. Пять долгих месяцев пролежал он в госпитале, потом комиссовали и отправили домой. В 1946 году построил хату (фото №19), женился. В Солнцево ему предложили возглавить колхоз (фото №20). Сегодня мой прадед - председатель Солнцевского Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов. Он полон сил и желания работать (фото №21). В 2003 году наш Президент В.В.Путин лично вручил прадеду орден «Дружбы народов» (фото №22).

У Марии Николаевны и Петра Герасимовича Доренских в 1946 году 18 апреля родился сын Валерий, мой дедушка (фото №36).

Не так давно Доренский Владимир Алексеевич из г.Рязани прислал мне схему родовых связей их ветки (приложение №2). Там есть очень интересные люди, интересны их судьбы. И мне интересно исследовать и рязанский род.

Экспозиция четвёртая______________________

СОКЛАКОВЫ и ЧУЙКОВЫ

 

Мой прадед Соклаков Иван Антонович (фото №24, 25), 1913 г.р., родом из семьи крестьян. Рано стал помогать родителям Антону Григорьевичу и Марфе Титовне по хозяйству.

В семье моей мамы рассказывали12: «По меркам местной общины, в семье Соклаковых уклад в доме был по старым законам - мало воли и много обязанностей, а, значит, уважаемой, и соклаковские в девках долго не сиживали. Потому родители и присмотрели молодую односельчанку Марфу для своего сына Антона Григорьевича потому, что видели в ней продолжательницу семейных традиций. Марфа принесла в новую семью не столько богатства (сундук с расшитыми рушниками, телёнка да свинку), сколько умение терпеливо работать, незлобливость да великую любовь к детворе: никто так, как она, не баловал их, только иногда намахнётся рушником, для острастки, а рукой ни-ни".

В 25 лет их сын Иван Антонович женился на Вере Ивановне Чуйковой (фото №23), а в 28 лет прадед ушел служить на войну. Ему тяжело было рассказывать о своей военной жизни. «Это страшное время!» - говорил он. Во время рассказов о войне у него всегда выступали слёзы. Он не мог подавить свои чувства. Мама, когда была моего возраста, пыталась расспросить своего деда. Вдохновлённая фильмами о войне, однажды она попросила вспомнить, как дед ходил в атаку: «Дедушка, а как же ты в атаку ходил? Ведь страшно идти на встречу пулям и смерти?» Как потом рассказывала мне мама, она ожидала услышать героические слова о Родине и о Сталине, но дед ответил: «Вперёд не пойдёшь - свои сзади расстреляют…» Сказал и осёкся. Дальше разговор продолжать не стал. Позже мама поняла, что дед умолчал об отрядах, которые расстреливали своих отступающих солдат. В годы маминого детства об этой стороне войны никто во всеуслышание не говорил.

Я благодарна судьбе, которая хранила моего прадеда в годы военного лихолетья. Воевавшие родственники говорили, что солдат пехоты не выживал больше 3-х боёв. Мой прадед Иван пехотинцем прошёл всю войну и закончил её в Германии, вернулся с наградами и даже не был ранен.

Он рассказывал, что в одном из боёв попал в окружение. Несколько дней они голодали. Но вскоре немцы были разбиты. Воевал за Старый Оскол в Атаманском лесу. Во время боевых сражений попал в лагерь для военнопленных, который находился в Белгородской области в с.Песчанка. Русских солдат сильно били, кормили, как животных, пищевыми отходами. Прадед Иван был гордым человеком, поэтому не смирился с участью пленного. Смерть или унижение? Мой прадед выбрал первое. Однако просто погибнуть не хотел, поэтому решил бежать. Под покровом ночи бросил шинель на колючую проволоку и побежал. Он долго не оглядывался, всё боялся услышать «Halt, stehen!» Но ему улыбнулась удача, и он снова воевал. В одном из боёв Иван Антонович спас знамя полка, за что получил «Орден Красной Звезды». За годы военной жизни моему прадеду были вручены две медали «За Отвагу», орден «Славы», и уже после войны - именную Благодарность Верховного Главнокомандующего (фото №26). Он не сохранил свой архив. Однажды в 70-х годах он пришёл из поссовета грустный, открыл шкаф, забрал ордена и медали и раздал детям на улице. И ничего не стал объяснять жене.

Теперь необходимо рассказать о жене Ивана Антоновича – Вере Ивановне Соклаковой(по двору Потёмкины), в девичестве Чуйковой.

Чуйкова Вера Ивановна (фото №23, 35) - бабушка моей мамы, родилась в 1919 г. в деревне Коровино Солнцевского района Курской области. В семье её родителей Ивана Максимовича и Марии Сергеевны росло пять девочек.

Вера в детстве любила слушать истории своей бабушки Ванидоры, которая рассказывала сказки маленькой внучке и рукодельничала. От неё остались рушники да ковры необыкновенной красоты. Они бережно хранятся в нашей семье как память об удивительной женщине.

Дед Веры Ивановны (имя не сохранено), муж Ванидоры, владел постоялым двором. По тому времени он считался достаточно богатым: построен из дуба с резными ставнями и наличниками. К нему часто приезжали придворные ямщики и меняли лошадей. Вера Ивановна рассказывала, что у неё осталось детское впечатление о бородатых людях, которые отдыхали у них после дороги, пили чай из блюдечек и громко хохотали.

Но в период коллективизации у деда забрали коней и много ценных вещей. С чердака сняли всё зерно, которое оставили на весенний посев. Иногда приходили яркие отрывочные, разбросанные картинки воспоминаний детства. Бабушка Вера рассказывала моей маме: «Мужики тогда тверёзаи были. Тах-та не пили. Бывало, пойдуть у церкву - все нарядныя. На мужиках кушаки новаи. На бабах платки… А на ярманку подвод много приезжало: прямо с телег ковры расстилали и на них товар раскладавали. Дажа зимой отец нам с ярманки яшшыки с яблоками привозил, пряники…»

До войны Вера Ивановна работала буфетчицей на железнодорожной станции Солнцево. Затем, перед самой войной, вышла замуж за местного милиционера Соклакова Ивана Антоновича (фото №25).

Трагические воспоминания военных лет тоже не давали покоя. Моя мама вспоминает, что бабушка была не многословна, и говорить не любила. Только сквозь слёзы, однажды рассказывала, как пришедшие в Солнцево фашисты согнали за сарай мальчишек-подростков. Согнали зимой, раздетых, и расстреляли: «А те-та крищали громка. Спаси и сохрани!.. Страшна! Не приведи господи…» Говорила бабушка, постоянно крестясь. Кто-то из местных жителей не посчитал лишним донести, что её муж работал до войны в милиции. Бабушку вместе с годовалой дочерью Клавдией (фото №27) поставили под виселицу. Что говорили, и сколько стояла - она уже не помнит. Не поняла и почему сохранили ей жизнь.

С фашистами в посёлок пришли отряды мадьяр. Во время одной из бомбёжек попавший снаряд разрушил бабушкин дом. Щепка попала в ногу дочери и рассекла лицо бабушки. Раны не заживали. Мадьяры давали мазь и помогали лечиться.

А отступали немцы зимой 1943 года. Худые, голодные. Из домов забирали тёплые вещи - даже по одному валенку. В тряпье и с сосульками под носом они не вызывали жалости.

Прабабушка рассказывала, как немецкие солдаты бросились разрезать лошадь, сдохшую у дороги. Некоторые в рот совали сырые куски. А ещё с ужасом вспоминала, как на гусеницах немецких танков были останки человеческих тел... Так и хочется сказать бабушкиными словами: «Не приведи, господи!»

В 45-м году муж Иван вернулся целым и невредимым! От великой радости, что выжили, что пришёл мир, хотелось быть счастливыми. Пережившие ужасы войны и оккупации прадед и прабабушка Соклаковы в 1946 году родили дочь Валентину (фото №28), мою бабушку, а чуть позже - сына Александра.

 

 

 

Экспозиция пятая_______________________

ДОРЕНСКИЕ и ИВОЛГИНЫ

 

Я вдруг обнаружила, что трудней всего рассказывать о самых близких и родных людях. Наверное, потому, что ещё не понимаю, что у моих родителей уже есть история, ведь они живы и здоровы, слава Богу.

Дочери Соклаковых Клавдия и Валентина (фото №27 и 28) выросли красивыми, умными девушками. Бабушка Валентина Ивановна (фото №37) училась в Таллине, работала в банке. В 1968 году она вышла замуж за Доренского Валерия Петровича (фото №38) - парня из родного посёлка. Валерий Петрович уже отслужил в армии. В 1970 году у них родилась дочь Татьяна (фото №39) - моя мама, а в 1975-м - сын Юрий.

Семья Иволгиных Валерия Николаевича и Марины Иосифовны (фото №31а, 10) образовалась в 1964 году. Мой дедушка Валерий Николаевич Иволгин привёз в г.Рыльск из далёкого и секретного городка под Томском, где он служил «срочную», себе жену – Степанову Марину Иосифовну. Молодая семья поселилась в посёлке во Льговском районе. Бабушка работала в сбербанке, дедушка выращивал новые сорта зерновых для страны. В 1965 году родился мой папа Игорь (фото №32, 34), а затем мой дядя Вячеслав.

 

Моя мама, Т. Иволгина – удивительный человек. Она талантлива во всём. Мама у меня – учитель, мама – певица, мама – общественный деятель. Она пишет стихи13, поёт в фольклорном ансамбле «Славица» (фото №42). А ещё она – член Общественного Совета нашего города: решает насущные проблемы Курчатова. И очень неудобный человек для чиновников – профсоюзный председатель городских учителей. Не так давно мама признана лучшим учителем области. Как она всё успевает? Не знаю, но я всегда чувствую её заботу. Мне хотелось бы хоть немного унаследовать он неё талант быть нужной. Маму всегда ждут: она может оставить все дела и бежать к одинокой учительнице, или с нами уйти в экспедицию в самую глухую деревню… А как она поёт!..

Мой папа И. Иволгин (фото №34) – военный. Он учитель истории и психолог. О нём можно сказать: офицерская честь для него превыше всего. Родину он любит беззаветно, как те его предки, что защищали Россию в царское время и что отстояли на полях последней Отечественной… В армии папа служил на подводной лодке. Самое большое увлечение папы – постоянно учиться, совершенствоваться (новое высшее образование, военный доспех или единоборства). И ещё он строит своими руками дом для меня в родовом селе (фото №44).

Родилась я в 1991 году, когда родители – студенты Курского педагогического университета – заканчивали учёбу (фото №40, 41). От мамы я взяла жизнелюбие, а от папы – характер.

Мне 15 лет. Увлекаюсь историей, этнографией, неплохо рисую, люблю музыку и природу (фото №43, 45) …

Рядом со мной живут родные, которыми горжусь! А в маминой шкатулке есть ещё много места для новых экспонатов, которые обязательно будут, ведь каждый год у моих родственников обязательно рождается новый Соклаков, или Доренский, или Иволгин! Жизнь продолжается!..

 

 Заключение___________

 

Данная работа – первая попытка изучить мою родословную. В ней удалось

  • получить ранее неизвестные сведения и документы о семье Новиченко,

  • узнать подробности гибели Доренских в годы оккупации, найти могилу прадеда и чудом сохранившийся его семейный архив,

  • записать интересные предания о семье Соклаковых и Гридасовых,

  • выявить неизвестные мне родовые связи Доренских (прил. 2) и Иволгиных.

За время работы над исследованием родословной многое изменилось в моём отношении к прошлому – исторические события далёких дней, которые существуют, как мне казалось, только на страницах учебников, становятся более понятными и близкими, когда они преломляются в судьбах родных людей. Мои родные – люди очень разные. Иногда мне казалось, что между ними даже разговор был невозможен, а они любили, создавали семьи. Иногда были непонятны их поступки, но однозначно говорить о правоте взрослых людей я не смею: каждый выбирал собственные пути. А многие отдавали свои жизни для того, чтобы процветала наша Россия.

Сейчас для меня очень важно найти документальные материалы о прапрадеде Афанасии и восстановить его фамилию, его судьбу. И ещё необходим поиск родных по фотографии из архива Иволгиных. И, конечно, выявлять сведения о новых родственниках, составляя схемы родовых связей.

Но самым главным итогом для меня стал тот факт, что со многими родными я теперь общаюсь: постоянно приходят письма, звонят. И теперь я не могу сказать, что семья моя маленькая…

 

2006 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источники информации

 

Устные:

 

1. Информация от И  М  И , 1941 г.р., жит. пос.С  Льговского района Курской области

2. Долуцкий И.И. Отечественная история. ХХ век. – М., 1996 г.

3. Воспоминания С  И К  со слов И  М  И , 1941 г.р., жит. пос.С  Льговского района Курской области

4. Воспоминания И  В  Н , 1941 г.р., жит. пос.С Льговского района Курской области

5. Воспоминания С   И  А  со слов его дочери Д  В  И , 1946 г.р., жит. г.С  Белгородской области

6. Информация от М Н  Д , 1924 г.р., жит. с.З  Солнцевского района Курской области

7. Информация от П  Г  Д , 1925 г.р., жит. с.З Солнцевского района Курской области

8. Информация от Д  В И , 1946 г.р., жит. г.С  Белгородской области

9. Информация от И  Т  В , 1970 г.р., жит. г.  Курской области

10. Информация от И  И  В  1965 г.р., жит. г.  Курской области

11. Информация от И  А  Г , 1918., жит. г.Р  Курской области

 

 

 

Материалы семейных архивов:

 

  1. Письмо (на обороте открытки) Марии Николаевны Соклаковой к внучке Марии. Дата отсутствует. Архив Доренского П.Г. (с.Зуевка)

  2. Копии фотографий (в приложении №№1,2,3,4,5,6,9,10) из архива семьи С  (г.Томск)

  3. Фотографии (в приложении №№ 7,8,11,14а,37) из архива семьи И 

  4. Фотографии (в приложении №№ 12, 13) из архива семьи И  П.Я. (г.Рыльск)

  5. Фотографии (в приложении №№ 14,15) из архива семьи Г  (г.Курск)

  6. Фотографии (в приложении №№16,17,18,19,20,21,23,25,26) из архива семьи Д  (п.Солнцево)

  7. Фотографии (в приложении №№ 22,22а,36) автора

  8. Фотографии (в приложении №№ 24, 28,) из архива семьи С  (с.Коровино)

  9. Фотографии (в приложении №№ 29,32,33,33а,34, 35) из архива семьи Д  

  10. Фотографии (в приложении №№ 30а,38,39,40) Архива И

  11. Благодарность И.В.Сталина Соклакову И.А. Архив И

  12. Газета «Курская правда» за 7 августа 2003 г. Архив И